Легенда о каменной бабе

Если Вам доводилось гулять по острову Хортице, тогда, быть может, Вы обращали внимание на статуи каменных баб возле Запорожского дуба. Если же Вам не посчастливилось увидеть статую, разрешите предоставить Вашему вниманию легенду об одной каменной бабе.

Ехал как-то чумак степью, остановился он возле могилы отдохнуть. Распряг он своих волов и отпустил их пастись. А сам тем временем взобрался на холм. Оглянулся вокруг - дыхание у него перехватило. Распростерлась степь - не видно конца и края. Только волнами играет высокая, густая трава. И дрожит, переливаясь красками небосвод.

Сколько не пытайся напрячь зрения, никого не видать в безлюдной степи. От этого стало тоскливо и тревожно на душе чумака. Отстал он от товарищей, а одному небезопасно оставаться. Тут и татары шастают, и разбойники промышляют. Но отсюда, с возвышенности будет видно, если появится на горизонте всадник. Успокоившись, прилег далекий путник на высокой могиле.

Каменные бабы

А на каменную бабу, которая стояла рядом, и внимания не обратил. Немало их в таврийских степях. Путник начал уже дремать, как вдруг услышал голос возле себя, совсем рядом. Он вздрогнул от неожиданности, и подумал, что если разбойников немного, можно попробовать им дать отпор. Притворился, что он спит, а сам тем временем потянулся за острой косой, что лежала рядом. Лежит, ждет, что будет дальше. Даже глаза немного приоткрыл, подглядывает.

Много чудес, доводилось видеть чумаку по дороге, но такого он ещё не встречал. Смотрит, подходит к каменной бабе, гость с соседней могилы. Только этот каменный гость, не похож на "бабу". Это был воин, в полном оснащении, с мечем-акинаком, в панцире, с привязанным к поясу рогом. Весь он представлял собой отвагу и храбрость. С какими намереньями он здесь оказался? Тем временем, зашевелились длинные усы воина. Он заговорил со своей соседкой:

- Кто ты такая? Как тебя звать?
- Безымянные мы…
- Ты что смеяться надо мной вздумала? Не выкручивайся, а отвечай, что у тебя спрашивают!
- Многое обо мне говорят. Одни, приписывают меня сарматам или гунам, другие монголам или скифам. Некоторые считают, что оставили нас финны или болгары. Другие - вроде бы нас установили половцы и печенеги. Споров вокруг нас много, а позаботиться о нас некому….
- Ты чего слезу пустила. Мы народ каменный, должны быть твердыми и непреступными, смело двигаться вперед.
- Но, я же женщина…, - пробовала оправдаться хозяйка могилы.
- Сейчас мы с тобой равны. Между каменными нет разницы.

С такого совсем не нежного разговора началось знакомство. Женщина, наверное, даже каменная не забывает о том, что она женщина. Только зашевелилась, сразу начала прихорашиваться, кокетливо кивать головой. Каменная баба была красива собой. И одета нарядно. Её украшали серьги, бусы и браслеты. С боку у неё была сумочка для всяких мелочей. Всё это было конечно каменное.

Чем-то привлекла она внимание война. Держалась она независимо, не побоялась даже сделать замечание: " Какой ты неотесанный! Как будто в темном лесе вырос!". И как не старался воин с ней быть построже, а сам стал немного мягче.

Хозяйка кургана поведала, что здесь стоит она уже давно - уже и не помнит с каких времен. Было у неё немало сестер и родственников. А сейчас она не знает, что с ними. Слышала, что где-то в Сибири, за Уральскими горами, есть очень дальняя и богатая родственница - золотая баба.

Очень красивая женщина! Еще не известно, золотая ли она, а от поклонников отбоя нет. Идут за тридевять земель на свидание с ней. А она и оком на себя посмотреть не разрешает. Ведет себя как царица. Особо нахальные искатели приключений, даже дороги от неё назад не нашли. И скромные монахи не смогли с ней встретиться. Может кому- то из смельчаков всё-таки повезло. Ведь недаром говорят, что женщины любят смелых.

Рассказ произвел впечатление на гостя. Он так на неё засмотрелся, что даже забыл, зачем пришёл.

- Разбежались наши братья и сестры кто куда. И раньше мы не очень любили встречаться - больше одиночество нам по душе. Наедине есть время на раздумья, и насладиться красотой степи можно. А люди нас на свой лад хотят собрать в удушливые помещения, поставить в шеренги, как солдат. Мы же привыкли к раздолью, к ветрам свободолюбивым. Не нужно нас сгонят насильно на собранья, как народ дикий. Мы охраняем тишину. Она необходима похороненным предкам. Да и живым она не помещает.

Слушал страж свою новую знакомую, как очарованный. Был он приятно удивлен. Не только внешне она ему понравилась, но и речами своими увлекла. Среди женщин он давно не встречал таких. Самостоятельная, смелая она в своих убеждениях. Тем временем каменная баба продолжала:

- Прячут нас люди в каменные мешки, под музейные крыши. Свозят в кучу, как будто от этого нам должно быть веселее. А от этого только тоскливее. Видел ли кто-нибудь, чтоб мы улыбались? Разучились уже. Да и небезопасно это. Есть люди, которые не терпят улыбок. "Чего зубы скалишь? Над кем смеешься?" Принимают на свой счет и бьют. Правда, бьют и без этого. А так быть может, глянут на грусть и пройдут мимо.

- Пустые надежды, - не выдержал воин. - Защищать себя нужно, а не сочувствия искать. Может оружие тебе дать? Я не могу остаться с тобой.

Хозяйка кургана покачала головой.

- Я женщина что-нибудь придумаю. Как-то приходили сюда парни. И макогоном начали мерить свою силу на мне. Но когда ударил один из них, кремень откололся и попал ему в лоб. Другие сразу умнее стали.

Намолчалась она в одиночестве и сейчас не могла остановиться. Рассказывала, в каких местах побывала. Возили её по степи, объявили святой. Называли колдуньей. Если кто-то исцелялся от болезни, приписывали ей целебную силу. Ставили её и верстовым столбом, и в простой ограде приходилось стоять. В конце концов, оказалась она в степи: умер здесь один путешественник, а её оставили могилу охранять. Как не хотелось пошевелиться чумаку, он сдерживал себя, сдерживал дыхание и ждал, что будет дальше. Воин как будто испугался своих чувств, опомнился.

- Откуда твоё племя род ведет?

Каменная баба долго молчала, как будто что-то вспоминая. Мало, кто помнит прошлое. Случилось так, что пропало солнце. Неожиданно потемнело всё вокруг. Тяжелое горе свалилось на людей. В темноте жили они в пещерах. Не хотелось им быть в вечном мраке, искали они выход. По соседству жило племя, которое устраивал мрак. Были это разбойники и убийцы. Все свои злодеяния оправдывали они заветом своего идола. И поклонялись ему, как солнцу. Будто и свет не нужен им. Им светит и согревает их исполин. Но просветлело небо, появились сквозь тучи лучи, выглянуло солнце. Все живое потянулось к теплу и свету. Пришло возрождение. Но недовольными остались эти злодеи. И вышли они на холм и начали плевать в солнце. Может, хотели этим погасить его.… А светило даже не рассердилось, плыло себе спокойно по небосводу. Только пригревать стало сильнее. Так эти чудовища и засохли, а некоторые закаменели… "Так, что среди нас, как и среди людей, есть такие у которых не только каменное сердце, но и голова…"

Проснулся чумак. Действительно каменная баба на месте, но возле неё нет воина. Почесал затылок он, вздохнул и решил, что будет, про что на ярмарке рассказать.

Комментарии 

 
#1 николай одесса 10.02.2012 21:24
ДАВНО МЕЧТАЛ ОБСЛЕДОВАТЬ ХОРТЫЦЮ
ВСЕ НАЙТИ ЧТО СПРЯТАНО ОТ ГЛАЗ ЛЮДСКИХ.
Цитировать
 

Добавить комментарий

   


Защитный код