О встрече с казаком на Хортице в наши дни.

Было это в 1976 году.

На автозаводе праздновали Новый год. Вечером в заводском Дворце спорта собрались заводчане. Настроение у всех было веселое, праздничное. Надо сказать, что год тот был хорошим, богатым. На столах было много еды и выпивки. Молодежь веселилась, танцевала, заводила игры. Весело было и интересно.

Я, как и все, ел, пил, веселился. Молодая энергия била ключом. Но у меня было очень много друзей на заводе. Многие из них пришли на этот вечер. То и дело меня приглашали то к одному столику, то к другому. Естественно, следовали тосты, пожелания и выпивания.

К 22-00 часам я почувствовал, что захмелел, да так, что оставаться на вечере было опасно. И я решил покинуть веселье и отправиться домой отдыхать.

Вышел на троллейбусную остановку, дождался троллейбуса, зашел в него и прислонился к поручням на задней площадке. Усталость и хмель дали о себе знать: я забылся.

Очнулся от нежного женского голоса: "Миленький, пора выходить". - я увидел, что стою возле поручней, как и устроился при посадке в троллейбус. Возле меня стоит водитель троллейбуса, а в салоне никого нет.

Ну что ж делать? Если водитель говорит, что пора выходить, значит, пора выходить. Я вышел.

Огляделся. Ночь. Зима. Впереди быстро удалялся мой троллейбус. Место мне не знакомое. Куда идти? Мысль сработала таким образом, что, скорей всего я проехал свою остановку и заехал куда-то очень далеко. Никакого транспорта больше не было. Не было и ни одной живой души. Полная тишина и пустота.

И я решил идти в обратном направлении: туда, откуда приехал. Сказано-сделано. Я пошел.

Ночь выдалась на удивление ясной. На небе светили звезды. Месяц висел ярким серпом и, мне показалось, весело подмигивал мне. Было холодно. На земле лежал не глубокий снежок. Я прошел около 15 минут, но понять, где нахожусь, не смог. По дороге встретился, мост, на который я зашел по прямой дороге, без подъемов, ступенек и других препятствий. Очевидно я где-то в районе Зеленого Яра у "Красной воды", подумал я. Мост показался мне не очень большим.

Перешел мост и пошел дальше, пытаясь выискать знакомые приметы местности. Но примет не находилось. Город совсем исчез и я оказался в совершенно дикой местности. Вокруг стоял лес. Хорошо асфальтированная дорога с протянутыми троллейбусными проводами уходила в бесконечность вперед и назад.

Я даже подумал: "Неужели уже троллейбусную линию в Кушугум провели?" Вместе с тем, я не мог понять, куда же меня занесло.

Иду дальше. Лес не прекращается. По пути ко мне привязалась небольшая собака, которая смотрела на меня преданными глазами, и пустилась провожать. "Ну слава Богу, хоть какая-то душа рядом" - подумал я, и начал с этой собакой тихонько беседовать. Говорил конечно я один, но мне показалось, что она полностью меня понимает. Нам обоим было холодно и одиноко в ночном лесу.

Вдруг, я ощутил на себе еще один взгляд. Посмотрел в сторону и вздрогнул. В глубине леса возле толстого дерева (зимой да еще ночью трудно определить, какое это было дерево)стоял человек. Одет он был в свитку на украинский манер, на голове была надета каракулевая папаха. На ногах сапоги. Брюки или шатны (я не разобрал) были заправлены в сапоги. В глаза бросились характерные черты этого человека: длинные висячие усы, в ухе серьга, в руке посох.

Стало немного не по себе от встречи с незнакомцем в ночном лесу. Но деваться было не куда, да и что делать, если не знаешь, где находишься? Я спросил его, куда это меня черт занес? А он, как будто ждал вопроса: "А здоров був, хлопче! Тебе не чорт сюди заніс. Це Божа воля. Судилося тобі зустрітися зі мною, а мені відказати тобі такі слова: Рано чи пізно, але повинен ти написати про цю землю, по якій зараз ідеш. Пізнай її, вивчи і розкажи людям. Це свята земля. Якщо люди полюблять її, то вона віддячить. Якщо будуть недбало до неї ставитись, зневажати, то вона загине, а з нею загине і уся наша Україна."

А дальше я подумал, что у меня что-то с памятью и умом не в порядке. Человек продолжал: " Я триста років ходжу по цих місцях і шукаю людей, які стануть на захист рідної для мене землі. Ти зараз не знаєш, але ти один з них."

Под ногами заскулила собачка - моя спутница. Я оглянулся на нее, чтобы посмотреть. Собака замолчала. Подняв глаза я не увидел больше разговаривавшего со мной человека. Это показалось очень странным, но страха не вызвало, так как человек был не злой и благосклонно ко мне расположен.

Я пошел дальше, а собака поплелась за мной следом.

И только через полчаса я вышел к сооружению, которое как бы включило мое сознание, и я понял, где нахожусь. Я вышел к железнодорожному мосту над автомобильной дорогой, а вдали заблестела широкая река, которую нельзя ни с чем перепутать. Это был Днепр, а я, оказалось, пересек всю Хортицу с северного моста до моста Преображенского.

Ура! Подумал я про себя. Наконец-то я знаю, где я. Теперь я быстро доберусь до дома. Тем более, что я живу тут не далеко и дойду пешком.

Я посмотрел на часы... Не может быть! Стрелки показывали 5 часов утра. Мне же показалось, что я путешествовал каких-нибудь 1,5 - 2 часа.

Когда я вышел на мост, собачка от меня отстала. Она остановилась и долго смотрела мне вслед. Я это точно знаю, потому, что время от времени оглядывался и встречал ее преданный взгляд.

Вернувшись домой, я тихонько, чтобы не разбудить родителей, разделся и лег спать. Но мать конечно же слышала, когда я вернулся: Матери никогда не спят, если их детей нет рядом. Мне же было стыдно рассказать, в какую ситуацию я попал. Ведь моя история была связана с употреблением спиртного.

Я промолчал и ничего ни кому не сказал.

Только сейчас, по прошествии многих лет, я увидел, что человек, встретившийся мне когда-то на Хортице, сказал вещие слова. Хортица вдруг стала манить меня к себе, как магнит. Я начал писать о ней, я начал ее изучать. Видимо мне нужно выполнить свою миссию и внести свой вклад в дело сохранения этой святыни.

А человек в свитке, говорят, и сейчас встречает одиноких путников на Хортице и набирает свое войско. Это войско растет и ширится. Мощь его все возрастает.

Добавить комментарий

   


Защитный код